ФОТОШКОЛА
Момент съёмки
В. Стигнеев ("Советское фото", №10, 1986)

 

О ЧЕМ ПРИТЧА!

Однажды известный фотограф Ансел Адаме, возвращаясь вечером в город из поездки, оглянулся на промелькнувшую за стеклом автомобиля деревушку. Солнце уже зашло, но закатные лучи, отражаясь в небе, высвечивали глинобитные дома и покосившиеся кладбищенские кресты. Над горным кряжем вставала луна, а под нею тянулось озаренное уходящим светом длинное перистое облако. Пейзаж завораживал. Кусты вдоль дороги и за нею, деревушка, горная цепь, небо — все это no-разному освещенное темнело на глазах. Фотограф прикинул: времени у него в обрез, за минуту надо остановиться, укрепить на штативе камеру, рассчитать диафрагму и экспозицию, навести на резкость.

Не теряя ни секунды, он принялся за дело. Когда пленка была проэкспонирована, свет угас и наступили сумерки, — один из лучших адамсовских снимков «Восход луны. Нью-Мексико» был сделан. Перед нами — поучительный случай, когда замысел кадра возник молниеносно и почти так же быстро был реализован. Собственно, сама съемка длилась мгновение — многие назовут его «решающим», кто-то не согласится с этим. Хотя почему? Ведь перед нами — чистейший репортаж. Было событие? Было (если относить к событиям и явления природы, что логично). Снято оно репортажным методом? Конечно. А то, что в нем не участвуют люди, не имеет значения для фотографии. Иными словами, съемка пейзажа тоже может быть выполнена методом репортажа. А теперь ответим на вопрос, что вынесен в подзаголовок: о чем притча? Пожалуй, о решающем моменте.

НЕМНОГО ИСТОРИИ

Что фотография — искусство останавливать мгновения реальности, знали с самого начала ее изобретения. Но особая избирательность по отношению к моментам фиксации, поиски самоценного мгновения возникают значительно позже, в пору расцвета фоторепортажа. И в нашей фотографии определенный период (начиная с 60-х годов) проходит под знаком эстетики «решающего момента». Само выражение принадлежит Анри Картье-Брессону. Хотя справедливости ради стоит вспомнить, что значение фактора «момент съемки» фотографы поняли давно. Вот что писал Альфред Стиглиц, классик мировой фотографии, так много сделавший для утверждения ее современных принципов: «Следует выбрать место и затем старательно изучать линии и освещение. Потом наблюдайте за проходящими фигурами и выжидайте момента, когда все будет уравновешено, то есть когда будет удовлетворен ваш глаз. Нередко это означает часами ждать. Мой снимок «Пятая авеню зимой» — результат того, что я три часа стоял в метели 22 февраля 1893 года и поджидал подходящий момент». Впрочем еще раньше осознали значение подходящего момента художники, они называли его «плодотворным» (понятие это ввел в XVIII веке немецкий писатель и эстетик Лессинг) и успешно пользовались им при составлении композиций живописных полотен.

Увлечение «решающим моментом» в среде профессионалов и любителей не было случайным. Развитие фоторепортажа, рост популярности жанровой фотографии, показывающей обыденную действительность в разных проявлениях, требовали умения снимать жизнь врасплох. А в таких снимках момент съемки особенно значим.

ЧЕМ ВАЖЕН МИГ СЪЕМКИ

При кажущейся простоте фиксация уловленных острым взглядом сценок и случаев из жизни связана с определенными трудностями. В самом деле, если работа над портретом — неважно, в студии или в реальной обстановке — позволяет войти в контакт с героем и в какой-то мере изучить его, то тут надо в считанные секунды оценить ситуацию и выразительно запечатлеть ее. Подходящий для этого момент может появиться внезапно и так же быстро исчезнуть. К таким неожиданностям следует быть готовым. Зато все трудности окупятся тем, что в решающий момент, который надлежит уловить, живая жизнь сбросит свои покровы, открывая смысл происходящего. Поэтому над изобразительной стороной часто особо не мудрствуют, композицию выбирают простой, без сложностей, но так, чтобы человек, событие находились в центре кадра. Отсюда — ясность содержания и в хорошем смысле однозначность истолкования многих снимков.


Показательна в этом отношении работа А.» Болдина, сделанная в ту пору, когда он был начинающим любителем, — «Бабушка и внучек». Момент, запечатленный на снимке, показывает живой и выразительный кусочек жизни. Яркие типажи, правдивость их поведения, немногочисленные детали, воссоздающие приметы времени, придают частному эпизоду черты обобщения — перед нами жанровый портрет двух поколений. И момент фиксации автор выбрал удачно, хотя и остальные изобразительные элементы кадра не меньше «работают» на воплощение темы. В их ряду «решающий момент» занимает определенное ему авторским замыслом место.

А. Болдин
Бабушка и внучек
Не так давно считалось, что достаточно правильно выбрать момент съемки, чтобы смысл изображенного сам раскрылся в кадре. И уже незачем биться над раскрытием содержания, оно само проявит себя. В крайнем случае зритель легко достроит изобразительное повествование, как это происходит в бесхитростной сценке С. Яворского «Телепатия». Многие как раз в уникальности момента видят «формулу успеха». Вот почему неопытные любители, сбиваясь с ног, гоняются за сюжетами, где может проявиться что-то необычное — когда артист парит в танце над сценой, вратарь в немыслимом прыжке тянется за мячом, а болельщик яростно освистывает судью.
С. Яворский
Телепатия

Думают так: уникальность обнаружит себя, надо только поймать ее. Расчет строится на самоценности мгновения, и такой подход привлекает. Еще бы, ведь он указывает, как получить выставочный или хотя бы приличный снимок. Кто не слышал, как начинается щелканье затворов на выступлении популярного певца, при разрезании ленточки на торжестве открытия, как, впрочем, и в ходе любого вамсного события, когда о нем известно заранее и фотографы готовятся к нему. Самый подходящий сюжет — спортивное состязание, здесь кульминация обязательна: вес будет взят, планка преодолена и кто-то первым придет к финишу. Задача одна — уловить сей счастливый миг. Тут-то и начинается охота за «решающим моментом»: и потому за футбольными воротами, у бортика хоккейной площадки, в секторе прыжков и т. д. сидит армада людей, вооруженных разнообразными камерами и специальными пропусками. Стоп: оказывается, чтобы поймать решающий момент, важно занять подходящее место — выходит точка съемки тоже кое-что решает. И еще один вопрос: у многих профессиональных репортеров, ведущих спортивную съемку, есть камеры с мотором, и, казалось бы, им-то беспокоиться нечегр, в серии из десяти-пятнадцати автоматически снятых кадров нужный миг не ускользнет. Но нет, и они что-то ищут, ловят, выискивают. Что же их интересует?

ТВОРЕЦ «РЕШАЮЩЕГО МОМЕНТА»

На снимке В. Маркина «Взлет» момент выбран по другому принципу — это начало прыжка, до планки спортсмену еще предстоит «долететь», и мы не знаем, удастся ли это ему. Да и самой планки нет на снимке, потому что автора интересовал не факт взятия высоты, а то, как преодолевалось препятствие, чего это стоило. Не миг над планкой, не перелет, а его начало, когда прыгун, сгруппировавшись, сжавшись в комок мускулов, мощным толчком отрывается от земли. Для фотографа этот момент стал решающим.
В. Маркин
Взлет
Другой пример. Уже самим названием снимка «Третий подход» автор А. Пашков обозначил драматизм ситуации: видимо, две предыдущие попытки окончились неудачей, осталась последняя. Нужно собрать все силы, волю и взять вес, иначе проигрыш в личном зачете, нехватка очков у команды. И снова фотограф оставляет нас в неведении, чем завершился поединок со штангой — ибо для автора решающим стал момент перед толчком, когда атлет в полной отрешенности застыл над притихшим залом. Пройдет секунда, другая, и его руки коснутся штанги. Но зависит будущий успех от зафиксированного на снимке мгновения.
А. Пашков
Третий подход

Решающий момент? Еще бы. Но таковым его определил фотограф и доказал нам, зрителям, правильность своего выбора пластически, изобразительно. Каков же вывод? Любая ситуация предлагает бесконечное число моментов съемки, если хотите, можно назвать их нерешающими. Превратить один из них в решающий — право фотографа, но при условии тщательной организации формы. А решающий момент попросту перестает быть решающим, если композиционное решение не продуманно.

РЕШАЮЩИЕ МОМЕНТЫ — ОНИ РАЗНЫЕ

Теперь мы можем сказать, что характерный, кульминационный момент существует не столько в самом событии, сколько в осознании его фотографом, и рождается этот момент как встреча реальности и авторского восприятия. Своим опытом, пониманием фотограф «обозначает» момент события, выделяет в нем наиболее существенное. Такой момент может быть достаточно коротким, и тогда мы ведем речь о мгновении и снимаем с короткими выдержками, в сотые доли секунды, но вот автор решил подчеркнуть быстроту события и снимал со смазкой, и экспозиция уже составила десятые доли секунды. А когда Адамс фотографировал восход луны, экспозиция могла быть значительно больше.

Решающие моменты возникают не только в репортаже, но и при съемке относительно неподвижной натуры, и часто их выбор зависит от взаимного расположения предметов (на лестнице появился прохожий, в доме открыли окно), изменений погоды и освещения (повеял ветерок и листья дерева затрепетали или набежала тучка — и нежелательные резкие тени на стене исчезли). Как раз подобный момент ловил Н. Белькович в снимке «Утренний свет сентября», когда стремился снять молодое деревце в лесу на фоне водопада солнечных лучей, пробивающихся сквозь густую листву лесных великанов. И тут неважно, как быстро изменились подходящие условия, было ли мгновение длящимся или скорость его протекания была высока.

 

Другое дело, что в целом мир статичных явлений открывается фотографу после длительного общения с натурой, и сама фотография как бы возвращает нас к пристальному и обстоятельному рассматриванию предмета. Съемка такого рода сюжетов заставляет задуматься о природе фотографического времени, о том, как течение времени отражено в снимке. Когда любители освоили передачу кульминационных мгновений, которые, что называется, заметны с первого взгляда, их начали интересовать сюжеты, в которых время сжато, синтетично и словно содержит в себе сумму простых моментов. Ибо такие сюжеты позволяют передать более сложные грани действительности, порассуждать о них языком фотографии.


Н. Белькович
Утренний свет сентября

Весьма нагляден в этом плане снимок С. Воронина «Гол». Сюжет бесхитростный — трое ребят играют в футбол, однако удачным выбором момента съемки автор как бы зафиксировал в одном кадре три последовательных события, три разных состояния героев: один только что ударил по мячу и еще пребывает в этом движении, другой неудачно бросился за мячом, а третий уже победно вскинул руки вверх. Многофигурные снимки вроде приведенного можно считать особенно удавшимися, когда решающие моменты в состоянии отдельных персонажей складываются в общую картину.

С. Воронин
Гол

ВЫБРАТЬ ГЛАВНОЕ

Поскольку многие, кто толкует о решающем мгновении, придают ему преувеличенное значение, отрывая момент съемки от других не менее важных фотографических факторов, — заметим, что в доказательство своей правоты они без конца ссылаются на мнение авторитетов. Но большие мастера фотографии всегда говорили: да, действительность предлагает нам огромное обилие сюжетов, и надо уметь выбрать главное. И не столь важно, понял ли ты суть за долю секунды или размышлял гораздо дольше. Свой выбор, свое понимание ты должен подтвердить снимком, в нем передать смысл художественной формы, которая бы «зрительно точно и ярко» воспроизводила сюжет.

Выбрать главное, снять точно и ярко — вот что важно.

Точно — значит нажать на спуск затвора в нужный момент.

Ярко — значит найти в самой действительности плоскости, пятна и линии и сочетать их так, чтобы они выражали главное во всей его сути. Отсюда внимание классиков фотографии к композиции, органичному соединению зрительных элементов кадра. А назначение камеры они видели в том, чтобы передавать наше восприятие жизни.

Детский торт на заказ киев на сайте zakaz-torta.com.ua. | Здесь отключение adblue.