ФОТОШКОЛА
Приём и штамп
В. Стигнеев ("Советское фото", № 5, 1986)


Фотографов часто ругают за штампы. Им достается от зрителей, критиков, редакторов — и, надо сказать, не без оснований; на любой крупной фотовыставке посетитель может обнаружить, что такой-то мотив уже встречался, а такое вот решение было опробовано раньше. И в фотоклубах разбор снимков редко обходится без подобных упреков. Если прислушаться к критике, то легко убедиться, что она обращена к разным этапам работы над снимком и, стало быть, оценка «штамп» адресуется к различным моментам, по-своему влияющим на конечный результат. То есть штамп — явление неоднозначное.

Рискнем даже предположить, что в какой-то мере он приносит пользу. Позвольте, скажете вы, как же так — штамп и польза?

Но давайте вспомним, насколько прочно стандарты, стереотипы вошли в нашу жизнь, без них было бы довольно затруднительно существовать в мире науки и техники. Возможно, И фотографии не обойтись без штампа?

О ПОЛЬЗЕ СТАНДАРТА

В учреждении штампом называют специальные печати, их необходимость очевидна. Журнал, который у вас в руках, как и вся остальная печатная продукция, отпечатан со штампов — типографских матриц. А речевые штампы? Канцеляризмы несут в обиходную речь, в литературный язык уныние и однообразие, но без них не обойтись в деловой переписке, служебных текстах. Словом, какой бы вид человеческой деятельности мы ни взяли, стандартные решения так или иначе ему присущи. Размышляя о ремесле актера, Станиславский писал, что ничто не заменит живого чувства, и все же «ремесленные штампы терпимы хотя бы потому, что они не лишены смысла». Многие из них навсегда приросли к актерскому ремеслу и когда выполняют свое назначение, то полезны и необходимы.

То же можно сказать и о фотографии. Карточка на паспорт снимается по строго установленному шаблону, как, впрочем, и большинство юридических фотодокументов. Свои правила существуют для съемки иллюстраций в научной и технической литературе. А уж когда фотография используется как инструмент исследования, малейшие отклонения от заданной программы недопустимы, иначе не удастся сопоставить научные результаты. В каждом из приведенных примеров в той или иной степени заранее определены характеристики будущего снимка, начиная от типа фотоматериалов и параметров съемки до изобразительного решения. Это не говоря о том, что фотография как техническое средство вообще построена на технических стандартах: стандартны размеры негативов и отпечатков, фокусные расстояния объективов и рецептура растворов, чувствительность пленки и характеристики фотобумаги (контрастность, фактура). Только благодаря полной технической унификации фотография смогла стать тем, что она есть — массовым средством общения. Однако техника не исчерпывает многообразие светописи, это только одна ее грань, для полноты картины надо обратиться к творческой сторсне фотографии, где механический шаблон противопоказан, хотя свои рекомендации и правила существуют, и порой весьма строгие. Но в том-то и дело, что творчество допускает две возможности: следовать правилам или сознательно нарушать их.

О ВРЕДЕ ШТАМПА

Расхожая мысль, что плохой фотограф отличается от хорошего тем, что у первого десять приемов съемки, а у второго — их сто, принципиально неточна. И у хорошего автора приемов может быть немного, суть в том, как он их применяет. Разнообразие результатов создается не обилием приемов, хотя, конечно, хорошо, если их много, а вниманием к многообразию и неповторимости живой жизни.

Жизнь неисчерпаема. Тогда каким же образом появляются снимки, о которых говорят, что они на одно лицо? Как получаются фотографические штампы, та подгонка разнообразных явлений, событий, характеров под готовые усредненные представления о них?

Вот, например, критики постоянно жалуются, как одинаково снимают портреты людей труда: сталевар обязательно с крупными каплями пота на лице, медсестра — с марлевой повязкой, у хлебороба в руках — колоски. Казалось бы, тут есть объективные трудности темы; действительно, в операционной не увидишь медика без повязки, да и хлебороба на поле окружают колосья и в страдную пору он берет их в ладонь, растирает — смотрит, созрело ли зерно. Только не обязательно, что именно в такой момент рядом с ним оказывается фотограф, и зритель это знает и прочитывает снимок как условную ситуацию, где колоски в руках не правда момента, а знак, обозначение профессии. Сам мотив, сюжетная схема оказываются штампами. Отсюда начинается путь к снимку, который зрители справедливо оценивают как стандартный. Неповторимая в своих проявлениях реальность подгоняется под схему потому, что еще до съемки у автора существовали твердые представления о том, как эта реальность выглядит. Фотограф использует заранее сформированный стереотип в подходе к материалу, его отбору, композиционному решению. И результат, действительно, предсказуем и соответствует определенным стандартам, потому что на основных этапах создания снимка стереотипные решения заменили творческие. Разберемся, как это получается.

НАЧАЛО: ВЫБОР МОТИВА

У нас существуют определенные общие представления о видимом мире, которые вырабатываются общественной практикой. Например, когда фотолюбитель задумывает сделать характерный портрет мальчишки, он, естественно, следует при выборе героя сложившемуся стереотипному представлению. Если персонаж отвечает ему в значительной степени, то снимок найдет отклик у зрителей. Это понятный и привычный способ выбора модели, раньше так и говорили: самое главное — найти типаж.

Но вот лет двадцать назад тогда еще молодой фотомастер Л. Бергольцев, пришедший в фотожурналистику из фотолюбителей, показал, что успеха можно достичь, резко нарушая сложившийся канон. Он снял некрасивого по тогдашним понятиям мальчишку с лицом, покрытым веснушками, но так умело передал обаяние и жизнерадостность своего героя, что зрители разом простили недостатки его внешности, ибо они с лихвой искупались открытостью характера, добротой, которую прямо-таки излучало лицо мальчишки. Фотограф поколебал незыблемость прежнего представления, жившего в зрительском сознании, точнее, расширил его, причем сделал это столь убедительно, что вызвал целую бурю подражаний. Все бросились снимать рыжих, веснушчатых девчонок и мальчишек. Так, нарушение стереотипа в отборе материала быстро превратилось в очередной стереотип. И все-таки почему при огромном многообразии окружающего мира выбор героя, сюжета, мотива будущего произведения следует решениям, которые мы не раз и не два видели на других снимках? Далеко не всегда отбор материала по стандарту связан с желанием достичь обязательного успеха. Сначала автору надо убедить себя в содержательности необычного выбора, то есть воспитать в себе индивидуальное творческое видение, потом суметь снимком убедить в этом зрителей. Переубедить зрителей, поколебать у них прежние представления непросто, проще разговаривать с ними с помощью уже освоенных образов. И потому на снимках в который раз девушка опускается на покрытую цветами лужайку или бежит навстречу зрителю, чайка парит над волнами, а героиня позирует у раскрытого окна. Вопрос; что снимать? — актуальный. Чтобы ответить на него творчески, надо «выключить» стереотипы восприятия. Возможно, они необходимы в обыденной жизни, но для творчества не годятся. Хорошая погода приятнее, однако интересный снимок скорее получится в плохую, так же как с иголочки одетый человек уместен на страницах рекламного проспекта, но может оказаться совсем неподходящей кандидатурой для психологического портрета. Таким образом, первый шаг к успеху заключается в нетрадиционном отборе материала. Трудно перебороть искушение еще раз снять стрелков из лука или пройти, не вскинув камеру, мимо памятника, на который сели птицы. То же касается малышей, рисующих на асфальте, собачки в сумке у прохожего, туриста, прижавшего к глазам камеру, или вратаря, принимающего мяч. Может быть, и следует снять подобный сюжет, чтобы потом убедиться, что этого не следовало делать, потому что такие проявления жизни уже открыты и показаны зрителям.

Штамп в выборе сюжета плох тем, что закрывает автору возможность непредвзято посмотреть на жизнь, сужает поле его зрения. Лучше, если сам выбор героя для портрета, пейзажного мотива или жанровой ситуации содержит минимум ожидаемого, того, что хорошо знакомо по другим снимкам. Поэтому первое условие творческой фотографии — нестандартный отбор материала действительности.

ЕСЛИ МОТИВ ТРАДИЦИОННЫЙ

В творчестве утверждение какого-либо правила существует рядом с его отрицанием. Поэтому не будет противоречия, если мы скажем, что в творческой фотографии возможен и традиционный мотив, однако в этом случае автору придется нейтрализовать его стайдартность фотографическим способом. Так поступил В. Никулин, автор снимка «Одуванчики»: с помощью трансфокатора он задал неподвижному объекту (поляне одуванчиков) сильное движение, и поместил в центре сидящую девушку. Благодаря эффектному приему съемки привычный кадр заиграл дополнительными оттенками смысла.
В. Никулин
"Одуванчики"
Сложнее решение в работе В. Добрынина «Проснулся». Довольно известный сюжет «мама с близнецами» он строит интересно в пластическом отношении, сложным образом располагая фигуры в пространстве. Полуоборот молодой матери, жест проснувшегося малыша, разная направленность взглядов, пространство между группой и стеной дома на заднем плане — все необходимо, все работает на создание атмосферы жанровой сценки, Возможно, цельности впечатления чуть вредит обилие светлых деталей на первом плане, но их можно пригасить при печати. В. Добрынин использовал при съемке нормальный объектив, а можно получить интересный композиционный результат, применяя нестандартную оптику или выбирая необычную точку съемки. И то и другое фотографы широко ввели даже в практику портретной съемки. Давно известно правило: при съемке портрета, погрудного или поясного, камеру держат на уровне подбородка.
В. Добрынин
"Проснулся"

А. Рыжков в снимке «Девочка», используя высокую точку съемки, уходит от привычных рекомендаций. Этому же служит глубинное построение композиции: он снимает не обычный портрет с фоном, но человека в среде, она у него активна, дополняет портретную характеристику — отчетливо выявленное пространство улицы становится средством психологической выразительности.

Чтобы показать городскую улицу, автор располагает лицо девочки у нижней кромки кадра и, кроме того, использует широ-коугольник, но достаточно тактично — открытая диафрагма и близкое расстояние от камеры до модели позволили размыть очертания домов и фигурок людей. Тем не менее влажный вязкий воздух, состояние, которое бывает после дождя, переданы. Мягкое рассеянное освещение, тонко прорисовавшее детали лица, одежды, фактуру поверхностей, довершают сложную изобразительную работу в этом снимке, пронизанном настроением ненастного осеннего дня. Умело использованные выразительные средства позволили из банального мотива «девочка на улице» сделать художественное произведение. Отметим, что нетрадиционная точка съемки остается надежным средством справиться с самым банальным сюжетом.


А. Рыжков
"Девочка"

ПРИЕМ ПРОТИВ ШТАМПОВ

То же относится и к выбору момента съемки. Поскольку до сих пор большинство любителей отдает предпочтение «решающему моменту», съемка в нерешающие моменты способна открыть новые грани в знакомом материале. Так, в фотоклубе «Новатор» уже много лет исповедуют съемку спортивных сюжетов в моменты, которые по традиции считаются проходными, невыигрышными. Кадры, запечатлевшие спортсменов перед стартом, после выступлений, поведение их товарищей на скамейке запасных, открыли целый мир психологических состояний, по своей фотогеничности и направленности не уступающих кульминационным пикам состязаний. Выяснилось, что эстетика «нерешающего момента» чрезвычайно плодотворна при фиксации разнообразных жизненных проявлений. Открывается возможность иначе показать уже отработанные фотографами сюжеты. Наконец, существует немало способов печати, помогающих автору «освежить» старый мотив,.вернуть ему былое звучание.

Простейший из них и, наверное, самый доступный — снимок в негативном изображении. Много работ таким приемом не сделаешь, он быстро приедается, но действует безотказно, выразительность самого обычного сюжета резко возрастает (правда, при условии, что кадр немногословен по деталям — в противном случае возникает путаница). Негативное изображение к снимке X, Ууси «Эстонский великан» позволило подчеркнуть уникальность и своеобразную красоту редкостного экземпляра лесного мира.
Х. Ууси
"Эстонский великан"
Приведенные примеры показывают, что использование стандартного решения, если хотите, штампа, на каком-то этапе работы над снимком вполне допустимо при условии, что оно тут же будет компенсировано нестандартным творческим приемом. Хороший снимок можно представить себе а известном смысле как сочетание стереотипных элементов с творческими, при равновесии между ними он может рассчитывать на признание зрителей. Возьмите такой сюжет, как мотоциклетные гонки, весьма популярный у любителей. Редкая клубная выставка не обходится без подобных снимков. Как избежать здесь неизбежного ощущения повтора, однообразия? Г.Мухамеджанов перевел изображение в графику и, чтобы сохранить динамику в кадре, применил сложный способ печати, создающий ореольные языки у контуров. Прием помог по-новому изобразить знакомый мотив, но если данный способ печати станет привычным, он сам превратится в штамп.
Г. Мухамеджанов
"Скорость"
Самым активным в творческом отношении этапом работы над снимком является поиск композиции. Нетривиальное решение часто помогает справиться с трудностями материала. Это хорошо продемонстрировал Б. Долматовский в снимке «Ритм». Уж на что, казалось бы, нефотогеничен мотив — штабель из труб, и так давно известен использованный автором принцип «плотной упаковки» кадра, что трудно было рассчитывать на хороший результат. Но фотограф нашел, как установить рамку кадра и построить композицию, выбрав точку съемки, чтобы возникла сложная игра ритма. Нестандартный ритм победил однообразный характер материала.
Б. Долматовский
"Ритм"

Теперь мы можем подвести некоторые итоги. Хотя фотография включает в себя использование штампа и это может обернуться определенной стандартизацией творчества, выбор того или иного стереотипного решения, способы их включения в произведение могут отличаться большим разнообразием. Сказанное в полной мере относится и к профессиональной, и к любительской фотографии. В самом деле, каждый автор может экспериментировать, испытывая воздействие известных приемов на конкретный материал. Так, например, на смысл изображения может оказать влияние изменение при печати тональности кадра — в каких-то случаях это обязательно приведет к смене настроения, которое ранее угадывалось зрителем. Это только один из возможных приемов. Использование их убеждает в простой мысли: есть штамп и есть штамп. Тот же случай, что и с пресловутой постановкой в фотографии. Стопроцентная воспринимается иронически, холодно, враждебно, а частичная нередко дает интересный творческий результат.

На практике фотограф постоянно сочетает известные способы отбора материала, повторяет мотивы и сюжеты, использует апробированные изобразительные решения, иными словами, работает со «штампами». Но всякий раз он стремится тем или иным творческим приемом преодолеть проявление стандартного, стереотипного. В этом заключается диалектика фотографического творчества.

Черный мейн кун цена.
Тут
Устройство и ремонт автомобиля. Журнал о ремонте и дизайне
iphoneservices.kiev.ua